June 1st, 2003

(no subject)

Ночью сидела на полу, ела помидоры с сыром, смотрела концерт Шевчука. Рядышком спал разбалдевший от моего массажа двоюродный брат Ильдарка; гостившая у меня подруга Алёнка разбиралась с программкой AutoCAD. Немного раньше было потрясное мороженое с кусочками ананаса, веточка ландышей и сломавшийся сидюк. Сидюк вытаскивали из компутера и заправляли подсолнечным маслом.
Прошлой ночью тоже показывали концерт Шевчука. На следующий день, последний весенний, случилось солнечное затмение. А я опоздала на пару на целый час. Я приехала в институт к девяти, хотя искренне думала, что еду к восьми. Ещё и удивилась, когда забрела в аудиторию, отчего лекция началась раньше, ведь я приехала с десятиминутным запасом. Я часто просыпаюсь в странном состоянии ничегонепонимания, как будто бы каждый день начинаю жить заново.
Мой двоюродный брат Ильдарка сказал: все через всё проходят. Я ему рассказываю про то, как избавляюсь от ранимости. А он рассказывает про то, как он летает самолёты (он сам летает самолёты, понимаете?); его счастливость – само-лётная. Ильдарка всегда тщательно бережёт моё тонкое душевное равновесие. А я гляжу сквозь него и вижу аэродром, где гуляет ветер, где всё такое летящее и летающее, а даже если что-то и приземлённое днём, то ночью оно обязательно спит вверх ногами, прицепившись к небу.
Иногда хотелось просто написать: счастливая, я сегодня счастливая. Кто-нибудь спросил или подумал может быть – почему. А я бы сказала, что вдруг почудилось, что я научилась радовать. Если бы написала, вдруг бы эта счастливость во мне застряла? А так уже через пару минут писалось: ах, я дырявая, дырявая! Уже разучилась, наверное.
Вы видели индейских уличных музыкантов у нас в городе? Только ради слова "этнический" и оставшихся от их этнических дудочек и тамтама ощущений захотелось это спросить:о)
А ещё "Nobody loves no one" это что значит и почему?