June 29th, 2003

(no subject)

Я впервые побывала там. На Айше. Разорванные несколькими минутами, разными-разными голосами миры. Иногда вспоминала поднять голову и посмотреть вокруг. Но и то, что под ногами - интересно, там повсюду растёт аптечная ромашка.
Странно, но вроде бы правильно.
Столько разных бывает ощущений, столько.. Счастье с болью граничат.
И даже внимая нежности можно корчиться в нервных судорогах. Страх, волнение, ответная нежность или трудность вылазки из рамок себя? Бетонное слово – трудность, ощущение соответствующее.
Нереальность мокнущего под дождём, звучащего, зверчащего мира, сотворённого странными разноцветными людьми на несколько несуществующих ночей в котловане несуществующего озера: новые, новые киношные ощущения. Никак без него не обойтись, без этого слова. Можно ли его придумать другим словом? Не менее щекочущим и щемящим?
Перешагнуть через строчку или минуту и – лес. Заросль голосов. И дождя. И когда кто-то проходит мимо, то трясётся земля, и уже непонятно, когда ты спишь, а когда нет. Голоса извне заползают вовнутрь, они не исчезают и не пугают. Наоборот.
В лесу – потребность в губной гармошке – для того, чтобы не молчать слишком тихо, заполнить чем-нибудь отсутствие мыслей и неуютчужихлюдей.
Утро случилось потому, что кто-то медленно крутит этот шарик. Застряли слова одного очень доброго человека. "я жив, потому мне и весело". Как-то очень светло он говорил о том, что своё он уже отжил, а теперь – доживает. Добрый, улыбающийся труп, человек-тень. Другой живой человек бродил в мокром лесу на рассвете босиком, кормился мокрой энергией. А кто-то заблудился в происходящем, потому что всю ночь курил и танцевал с кришнаитами. Много-много людей.
Утро случилось с грозой, не выпускало из палатки, из теплых рук. А потом – много-много солнца. Пока брели к остановке по лугам, в голове вертелось: ступай осторожно, ведь в мире полно ангелов. Это из "мыслей, полных желания". Так, кажется, фильм называется.

Что-то происходит.
  • Current Mood
    внесебя