November 6th, 2003

потоком

Бардак тянулся со вчерашнего вечера, когда только в два часа ночи я поняла, что пора бы вылезти из сонного тягучего небытия, почиститься, нырнуть в полосатую пижаму и уложиться баиньки правильно – так, чтобы спать, а не несуществовать. Спотыкалась, скрипела, уснула.
Эпизод из коричневосерошерстяных снов. Стоящий на голове знакомый и какой-то чувак, одевающий на его ноги лыжи. И пофигистичное: "блин, опять они их привинтили". Просверлили ноги и привинтили лыжи. Нормально. Мельком картинка: краснокоричневая фигурка распятого
..первое, что вижу,открывая глаза, это конечно же бардак. Шуршащая мама в поисках бокалов, тех, которые с красным цветочком. Она не досчиталась на кухне двух. Проводится расследование на месте. Один из бокалов с остатками зелёного чая среди всего бездомного-раскиданного – в моей комнате. Другой – предположительно – уехал вместе с папой в Ромашкино. Так, всё, можно жить дальше.
Набредаю пальцами на пульт. В бардачном утре вдруг везение: натыкаюсь в пути от первого до тридцать третьего каналов на титры начинающегося фильма. Везение, потому что титры с разноразмерными буковками и под аккомпанемент любопытного женского голоса, симпатичного блюза. Спешу ставить диагноз цепляющего начала. Так и есть. Эмоциональные глаза Одри Тотту и полосатое: свитер, шапочка. Всё невероятно киношно, кадрированно. Красочные зазипованные фразы и выражения лиц. "касаться нельзя, потому что – шаббат. это что-то новенькое". нормальное продолжение или предпосылки "амели". смотрела с удовольствием, хотя и с безобразным общим внутренним фоном. потом из программы выяснилось, что это была комедия "Бог большой, я маленькая".
Потянулся день, день дома. Я одна. Бездумное восприятие окружающего как картинки, которую хочется скомкать и выкинуть и остаться в полной темноте. Продолжением буду только я – такая же скомканная. Мамамама, не хочу больше быть на этой планете, мне уже неинтересно, хочу домой!!
Знаю, что если устрою уборку, то станет легче, вдруг опять воцарится мирпополочкам. Цветочки (видимо уже давнодавно) скучают в сухой земле. Пришла Добрая Волшебница Аида и под брайнадомовскую "ду ю рили эвэ лав э вуман" напоила цветочки.

Загадка, которую принесло течением.
они выползают - как такраканы ночью. неожиданная вспышка света и шуршащие тапочки повергают их в ступор.
слишком много пространства для побега.
но я боюсь их вида больше, чем они - моих босых ног.
кто они?
  • Current Music
    Adagion, Albioni